Дарья Сычова
руководитель проекта, направление «Автоматизация»
Дарья, расскажите о своих проектах.
Я работаю на одном большом проекте — это Единая система строительного комплекса Санкт-Петербурга.
Что больше всего привлекает вас в работе?
Так как система затрагивает большое количество участников и вовлеченных сторон, то, наверное, самое интересное в ней – балансировать между всеми этими участниками. Среди них и пользователи нашей системы - исполнительные органы государственной власти и ресурсоснабжающие организации, заявители - частные застройщики и крупные строительные компании Санкт-Петербурга, это и, конечно, наш Заказчик (Комитет по информатизации и связи), и Получатель (Администрация Губернатора Санкт-Петербурга). Плюс интересны внутренние процессы – работа с командой разработчиков, аналитиков и технических писателей, различные стадии работы с документацией по проекту, промежуточная сдача и сама приемка системы. Из всего вышеперечисленного и складывается очень масштабный проект, где каждый участник тянет «одеяло», естественно, на себя, и ты должен балансировать между потребностями всех нуждающихся и обязанностями по выполнению государственного контракта.
Каких профессиональных качеств от Вас субъективно это наиболее требует?
В первую очередь, конечно же, это стрессоустойчивость, трезвая оценка и мышление, коммуникабельность и, наверное, умение оптимизировать процессы. Очень важно настроить все так, чтобы принятое решение повлияло на разных участников по-разному, при этом, чтобы всем было одинаково комфортно.
Чего вам сейчас не хватает в организации проектной работы?
Хотелось бы сократить количество конфликтных ситуаций между участниками, сделать систему еще намного комфортнее для пользователей, то есть повысить качество разрабатываемого продукта в те сроки и с теми ограничениями, которые сейчас есть. Мне важно, чтобы не страдало качество, и чтобы все были довольны. Сейчас мы и так видим развитие нашей системы за прошедшие года, но, естественно, нет предела совершенству.
Вы говорите, снизить количество конфликтных ситуаций. Много ли их бывает? Некоторые, наоборот, считают, что работать с госсектором скучно.
Это совершенно не скучно. Это тяжело, но интересно. В госсекторе очень много интересного. Например, наша система делается не для одного какого-то органа власти, она делается для участников целой отрасли. Следовательно, совершенно нормальны конфликты — они помогают добиться того, чтобы наша работа удовлетворяла всех. Делать систему для единственного органа власти гораздо проще: выстраиваешь гармонично отношения со своим заказчиком и делаешь хорошо и вовремя свою работу. Если участников становится больше, все усложняется. А у нас в процесс вовлечены сейчас уже более 60-ти ИОГВ и их подведомств, плюс заявители – физические и юридические лица — и интересы, и потребности их всех необходимо учесть. Конфликты можно научиться обходить и быстро заглаживать. Это специфика.
Может быть, что-то еще?
Также мы, как эксперты в области строительства в Санкт-Петербурге, помогаем органам государственной власти и правительству Санкт-Петербурга видеть те негативные моменты, которые сейчас присутствуют в этой отрасли. Мы пытаемся менять нормативно-правовые акты в ту сторону, которая была бы комфортнее для потребителей системы – застройщиков Санкт-Петербурга. Таким образом, мы помогаем снимать административные барьеры и налаживать прозрачность процессов для целой отрасли.
Получается, не только разработка, управление, анализ, но еще и некоторая психологическая работа?
Безусловно, психологическая работа со всеми участниками нашей системы и с командой также присутствует в нашем ежедневном «рационе». Мы же работаем с узкими специалистами, программистами: например, у нас программируют на Python. Программисты по своей сути интроверты. Следовательно, это тоже важная специфика – донести до человека, что нужно сделать, и как-то не задеть его чувства. То же самое можно сказать и об аналитиках. У системных и бизнес-аналитиков свои предпочтения по организации работы, нужно для каждого члена команды устраивать комфортные условия для того, чтобы работа была продуктивна, люди хотели работать и делали это хорошо.
Заметили ли вы за последние годы изменения в работе с вашим заказчиком?
Заказчик стал обращаться с нами уже как с экспертами в предметной области. Часто он задает вопросы, которые не относятся к нашей непосредственной работе и специфике этой отрасли, а обращается к нам, как к экспертам в автоматизации и IT для государства. То есть, мы выступаем для заказчика как независимые консультанты, это стало заметно. При таком подходе он и дальше будет к нам обращаться, что, возможно, подарит нам еще не один проект. Также стали комфортнее условия: мы стали больше общаться с заказчиком, и отношения часто носят неформальный характер — разумеется, когда это можно себе позволить. Мы, естественно, поддерживаем такое общение, потому что оно дает возможность для дальнейшей продуктивной работы. Естественно, это все в рамках разумного.
А Вы до этого работали с коммерческим сектором? Заметны ли какие-то отличия в организации взаимодействия с коммерческим заказчиком и госзаказчиком?
Да, у меня есть опыт работы на коммерческого заказчика. Специфика работы с госсектором – это, естественно, документация. Мы всех пришедших на собеседование предупреждаем о том, что она в нашей жизни есть. И она есть почти у всех членов нашей команды, кроме программистов, но мы приспособились относиться к ней просто как к пункту в нашей работе, и уже так же стараемся оптимизировать время, потраченное на ее составление. Опыт позволяет быстро и без труда организовать процесс сдачи этапов, ведь по ГОСТу приходится это делать в очень сжатые сроки, следовательно, тут больше ответственности в плане контроля сроков и их исполнения, чем в коммерции. Также отличием именно госзаказчика является большее количество власти, при которой он осознает свою значимость. В общении с ним быстро привыкаешь к данной специфике, приучаешься быть предусмотрительным — в принципе, с любым заказчиком есть такие правила. Важно также понимать, что госзаказчик делает систему не для себя и не для своей дальнейшей прибыли, нежели в коммерции. Он это делает, потому что у него есть полномочия и ответственность за жизнь и работу других людей, пользователей нашей системы. Следовательно, с этим связана тоже определенная специфика, но она совершенно комфортная, если понимать все эти аспекты.
Это отражается в постановке задач? Сложнее ли работать с ТЗ для госзаказчика?
У нас органы госвласти общаются на специфичном профессиональном языке и, естественно, документация пишется не для простого пользователя и его понимания обычными повествовательными предложениям, как: «Это нужно сделать так-то». Все описывается скрупулезно и официально, по определенному стандарту. Возможно, в начале работы с госсектором это создает какие-то неудобства, но со временем ты просто приучаешь себя читать это так, как заказчик хотел это до тебя донести. В какой-то момент ты сам учишься формулировать предложения таким образом, чтобы это было доступно чиновнику. Госсектор нас обязывает к определенным правилам и формулировкам в документах, но это касается именно документов, потому что общаемся мы на неформальном языке.
Есть ли у вас какие-то традиции?
Мы все очень ответственно относимся к такому этапу, как сдача работ по госконтракту. Следовательно, чаще всего за два дня до этого мы сидим в офисе все до ночи, проверяем нашу систему, нашу документацию, заказываем пиццу и обсуждаем различные рабочие моменты и истории, случившиеся за последнее время. Мы к этому все спокойно относимся, это уже часть проекта и даже своеобразный элемент развлечения. Вообще, в работе бывает немало интересных моментов. Например, у нас с заказчиками часто в мессенджерах общие чаты. И мы всегда очень радуемся, если наш заказчик доволен и присылает нам какой-то смайлик или просто веселую гифку. Это очень мило, и мы все начинаем друг другу это пересылать в личных сообщениях.
Это очень человечно, учитывая стереотип госзаказчика такого хмурого.
Да, госзаказчик чаще всего грозный, но он все равно человек, и иногда мы пробиваем к его сердцу путь. Вот такой вот фидбэк, который всех радует.
Вернуться